Лохмастый Неопознатень
Что мое - то мое, а что ваше - это мы еще обсудим.....
Навеяно вот этим




Уличный музыкант

Темноволосый мужчина устало шел по улицам небольшого приморского городка солнечной Италии. Целый день на ногах, под палящим солнцем, для облаченного в плотные темные одежды, были настоящей пыткой и сейчас он мечтал только о стакане ледяной, так чтобы сводило зубы, воды. Завидев невдалеке переливающиеся струи работающего фонтана, мужчина непроизвольно прибавил шагу надеясь на спасительную прохладу водяных струй.
Северус Снейп, действующий директор Школы Чародейства и Волшебства Хогвартс, проклинал синоптиков, обещавших на этот день грозу, но как всегда ошибившихся.
Уютно устроившись под большим зонтом открытого кафе и сбросив, наконец, опостылевший пиджак, он потягивал прохладный сок из высокого стакана, ожидая Малфоев: Драко и Люциуса, которые и назначили ему встречу в этом магловском захолустье. Упавшая на столик тень заставила его поднять взгляд, и встретиться с серебристыми глазами лучшего друга. Рядом тут же плюхнулся младший блондин, с довольной улыбкой потянувшийся к его стакану. Легонько хлопнув по тонкокостной руке, Северус мрачно глянул на «воришку». Драко только улыбнулся, послав темному магу влюбленный взгляд.
- Северус, ты бука, - усмехнувшись, протянул Люциус взмахом руки подзывая официанта.
- Пожарился бы ты столько на этой жаре, я бы тогда на тебя посмотрел, - фыркнул Снейп, - вы лучше объясните, зачем вызвали меня в эту глушь?
- О, - Драко дерзко улыбнулся, – мы нашли Поттера.
- Что!? – зельевар едва не подавился напитком. Вытерев губы салфеткой он, отставив стакан, нахмурился смотря на довольного произведенным его словами младшего блондина, - те не шутишь?
Надо сказать, что за последние десять лет, пропавшего сразу после битвы героя, находили несколько раз, но все время ошибались. Те люди были лишь похожими, но никак не Национальным Героем Магической Британии, кавалером Ордена Мерина первой ступени и так далее.
- Точно, нет, - в подтверждение словам сына, кивнул Люциус, - мы полностью уверенны, именно поэтому и вызвали тебя. Правда есть еще кое, что.
- Мерлин, - Мастер Зелий позволил себе легкую улыбку, – неважно что, главное чтобы это был он, мой мальчик. Где он?
- Гарри с твоими внуками будет скоро тут, - улыбнулся Драко, поглаживая пальцами бледную ладонь любимого, сжавшуюся в кулак, - да Север, ты уже дважды дедушка. Наверное, и я тоже, как твой муж.
- Драко, - укоризненно произнес лорд Малфой. Но было уже поздно, Мастер Зелий побледнел еще сильнее, едва не лишаясь сознания.
- Прости, наверное нужно было преподнести тебе это как-то помягче, - повинился молодой мужчина, - но лучше бы тебе это знать пораньше.
- Это все? – оправившись от удивления, хрипло спросил мужчина. - Или есть еще что-то, что я должен знать.
- Ну, - блондины переглянулись. Темноволосый волшебник только выразительно изогнул бровь, однако те ничего не успели сказать. Уютную тишину, опустившегося на городок вечера, разорвали тихие гитарные аккорды. Тут же разговоры людей, сидящих с кафе затихли, даже казалось журчание воды фонтана отошло на второй план. Мелодия звучавшая захватывала дух. То поднимаясь ввысь легкими звенящими колокольчиками, то вновь падая на землю раненой птицей. Казалось бы простая гитара и ничего, но мужчина, сидящий на бортике фонтана и перебиравший тонкими пальцами гриф инструмента, заставлял своих слушателей расплываться улыбках или плакать вместе с собой.
Снейп как завороженный слушал эту мелодию. Она заставляла снедающую последние десять лет его душу тоску отступить. Давала надежду на то что, возможно, Гарри простит его, ведь он понятия не имел, что Поттер на самом деле не Поттер, а очень даже Снейп. Но вот понял он это слишком поздно, только после того как мальчик уже исчез, растворился в мире маглов. А он получил из Гринготтса письмо адресованное ему лордом Поттером в котором он обнаружил страницы из письма Лили, с признанием, что беременна, от него. То письмо, которое он, не распечатывая, отправил обратно, с едким комментарием на конверте.
А внизу было всего несколько слов выведенных небрежным почерком ненавистного, а в тот момент ставшего необходимым, парня.

«Мне жаль, что Вы, одержимый глупой обидой и желанием мести, так и не смогли понять и принять тот дар, что вам предлагали. И я рад, что не похож на вас, ни лицом, ни словом, ни делом, ни чувством. Прощайте»

После этого Снейп, восстановленный на посту директора развернул обширные поиски своего пропавшего сына, но они не продвинулись ни на шаг за все это время.
Погруженный в свои мысли темноволосый мужчина не заметил появления на площади маленького итальянского городка молодой женщины, ведущей за руки двоих мальчиков-близнецов. Небольшой выпирающий животик обтянутый тонким платьем говорил, что на подходе третий малыш.
- Papà! – громкий слаженный вопль мальчишек вырвал зельевара из раздумий. Подняв глаза он заметил как к сидящему на ботике мужчине подбежали двое мальчишек и с довольными улыбками повисли у того не шее. Гитарист что-то сказал и с широкой улыбкой обнял мальчиков. Именно в этот момент Северус поймал взгляд сидящего, не так далеко музыканта и тут же покрылся холодным потом. Прямо на него смотрели рубиновые, с вертикальным зрачком, глаза Темного лорда. Улыбки еще мгновение светившейся в этих жутких глазах теперь не было.
- Papà? - встревожено воскликнули мальчишки, переводя взгляд с сидящего в кафе мужчину и обратно на отца, изумрудно зеленые глаза Лили. Побледнев, Снейп понял, о чем хотели предупредить его супруг и старый друг. Вот только подошедшая к замершей троице молодая мама, тихо прошептавшая сыновьям что-то на ухо, что те бросив еще один подозрительный взгляд, на замерших за столиком магов, умчались. Повернувшись лицом к летнему кафе женщина окинула сидящих там Малфоев и Снейпа безразличным взглядом своих изумрудных глаз и погладила, без сомнения любимого, по гладко выбритой щеке. Улыбнувшись, бывший Темный Лорд подхватил супругу под локоть, в заходящем солнце блеснул тонкий ободок золотого обручального кольца и раскланявшись пред зрителями неспешно пошел в сторону кафе. Как и сотни раз до этого намереваясь закончит этот прекрасный вечер в компании любого и детей. Заняв столик, не так далеко от занятого англичанами, пара с улыбками приветствовал старых знакомых и друзей. Уличный музыкант принимал поздравления и благодарности за прекрасный концерт, смеясь отвечал на подколки мужчин о второй беременности любимой жены и ничем не выдал того, что узнал напряженно наблюдающих за ними мужчин.
Как понял Северус, маглы даже не подозревали, что супружеская чета Петрицци на самом деле не обычная пара, а скрывающиеся от всего мира маги. Герой избранный английскими магами уничтожить Темного Лорда Воландеморта, чудовище не способное ни на какое другое чувство, кроме всепоглощающей ненависти. И того самого Темного мага, которого долен был убить, оказавшегося способным полюбить того, кто был обречен вести с ним борьбу не на жизнь а на смерть.
Видя то, с какими чувством смотрит бывший хозяин на сидящих радом детей и супруга, Снейп наконец понял, что означала та приписка, в конце письма, сделанная рукой сына.
Он смог отбросить навязанные обидой эмоции и принять любовь, дать дорогому человеку второй шанс. Принять его чувства и позволить себе быть счастливым.
Ему, для того чтобы осознать ту простую истину, о которой проповедовал Дамблдор, пришлось пережить потерю не только любимой, но и сына подаренного ею. Десять лет заниматься его поисками и, наконец, найдя столкнуться с его ледяным безразличием.
Сглотнув горький комок, вставший в горле, Снейп бросил последний взгляд на улыбающуюся семью и, поднявшись, пошел прочь. Ему нет места в новой жизни сына, он сам лишил себя возможности сидеть там, рядом с ними.
переглянувшиеся Драко и Люциус пошли следом. И тот и другой прекрасно понимали что сейчас чувствует зельевар, но не знали чем могут ему помочь, разве что быть рядом, несмотря на ни что и делиться своим душевным теплом.

- Папа, а кто был это мужчина с черными глазами?* - уже укладывая сыновей на ночь, тихо спросил одни из мальчишек, Криспин.
- Он так смотрел на нас, что казалось сейчас расплачется*, - поддержал брата Алесандро.
- Ваш дед, Северус Снейп - ответил подошедший Том, видя, что любимый не собирается отвечать.
- Нам теперь снова придется переезжать*? - тихо спросил Алекс.
- Нет, мой маленький, - на английском ответил Гарри, потрепав сына по темной шевелюре, - засыпайте и не о чем не думайте. Все будет хорошо.
- Спокойно ночи, папы, - зевнув, прошептали мальчишки, получив по два поцелуя в макушку. А только за родителями раскрылась дверь и в доме все затихло, Крис тихо переполз в кровать к брату и забравшись под одеяло чтобы встретиться с таким же как него зелеными глазами, заговорщицки блестевшими.
- Как думаешь, папочка обидится, если мы напишем дедушке письмо? - тихо прошептал Алекс.
- Нет, он же дедушка, а он всегда говорил, что семья это святое, а синьор Снейп семья.

- Так, и что это вы тут делаете, - строгий голос отца заставил вздрогнуть крадущихся по темному коридору мальчишек.
- Эм, - переглянувшись юные заговорщики сделали самые невинные лица,
- Ничего просто ходили на кухню попить. Ай! - ойкнул Крис, когда Алекс сильно наступил ему на ногу.
- На кухню? Придурок, она же в другой стороне**, - зашипел на него Алекс.
- Ну ка, выкладывайте, что еще натворили, знаете же вашему папочке нельзя волноваться**, - тоже перейдя на парселтанг произнес Том, улыбнувшись про себя. Он до сих пор был жутко рад что не оба сына унаследовали этот талант. В отличие от Гарри который, как он сам утверждал, что больше не понимает язык змей. Что позволяло им иметь свои маленькие секреты от их обожаемого папочки.
- Мы отправили письмо дедушке**, – переглянувшись сознались мальчишки, – папа же всегда говорил, что семья это святое. А синьор Снейп наш дедушка. Он семья, - упрямо смотря на отца, закончили мальчики.
- Ладно, марш спать, – вздохнув, нормально произнес Том, - но вот с папочкой потом будете объясняться сами.
И проследив за убежавшими сыновьями пошел вниз, захватить стакан сока для любимого, вторая беременность проходила не так легко как первая, да и еще эта ненормальная жара…
Занятый мальчиками красноглазый мужчина не заметил темную фигуру затаившуюся за углом. улыбнувшись Гарри только покачал головой. Рано или поздно это должно было произойти. Вот только он еще не готов вновь впустить в свою жизнь человека по странной прихоти судьбы бывшего его отцом. Улегшись обратно в постель он не дождавшись мужа заснул. Вернувшийся мужчина только улыбнулся, смотря на мирно посапывающего любимого, давая себе молчаливое обещание чтобы не случилось поддержать его и даже если понадобиться вспомнить себя в бытность Лордства.
Главное чтобы этот человек, подаривший ему свое сердце, продолжал улыбаться своей солнечной улыбкой и однажды, возможно, его упрямый муж расскажет, чему так таинственно улыбается, слушая его с сыновьями перешептывания.

* говорят на итальянском.
** говорят на праселтанге.

И еще классная картинка Севера с Гарри вот эта


@темы: Уличный Музыкант, Мои работы