Лохмастый Неопознатень
Что мое - то мое, а что ваше - это мы еще обсудим.....
Часть 1, глава 9

В конце этого странного дня Эрел и Гарри уже знали причину по которой их настойчиво старались запреть на магической улочке под строгим надзором. Сбежавший заключенный - Сириус Блек.
- Странно, - говорил Эрел рассматривая фото Блека на первой полосе «Пророка», – насколько я помню, он был лучим другом твоего отца. И я уж точно ни за что не поверю, что он был замешан в этих сборищах. Я ни разу не видел его покидающим Хогвартс. На твоем бы месте я уточнил у гоблинов.
- А они нас не пошлют, мы и так им то и дело пишем им письма, – удивился Гарри.
- Ничего страшного, от этого еще никто не умирал, а им поработать не помешает, а то что-то за последнее время совсем разленились. Раньше им не понадобилось бы три дня, чтобы помочь нам убраться из страны. Так что пусть отрабатывают мое прощение,- фыркнул Страж.
- Ри, не забывай, что тысячу лет назад все было намного проще, чем сейчас.
- Ничего не знаю, - все еще расстроенный тем, что так и не увидел моря, пробурчал эльф.
- Следующим летом отправимся куда захочешь и никто не сможет нам в этом помешать, - постарался успокоить своего наставника мальчик. Он тоже расстроился что не исполнил свою заветную мечту, но все же ему было несколько легче. Он то его вообще никогда не видел и не понимал, что потерял.
Вместо того чтобы писать письмо Поттер сам решил отправиться в банк и лично узнать, все про Сириуса Блека.
Правда уже через несколько минут, после того как он задал старому Гринготту свой вопрос он глубоко пожалел, что не написал письмо.
Крестный… Его Магический крестный…
Какое-то время мальчик молча сидел в кресле пытаясь осмыслить только что услышанное. Благодаря Стражу он хорошо разбирался в семейных ритуалах и понимал, что если Блек до сих пор жив то он никогда не предавал Джеймса и Лили. Магия бы просто распылила бы его даже за мысли о подобном.
Тогда кто?
На это у гоблинов не было ответа. Хотя Гарри догадывался, что Эрел может что-то знать не даром он когда услышал эту шокирующую дня своего подопечного новость помрачнел и презрительно поджал губы. Но он так же догадывался, что Страж ни за какие посулы не скажет о чем, точнее о ком, подумал.
А еще был вопросы, как его крестным смог бежать и почему именно сейчас.
Ни на один из этих вопросов у юного волшебника не было ответов.
Тихо попрощавшись мальчик и его Страж покинули здание Магического банка, думая каждый о своем.


₪ • ₪ • ₪ • ₪ • ₪ • ₪

- Эрел. – тихо позвал наставника зеленоглазый грифиндорец. Ему не нравилось поведение эльфа. Тот уже несколько часов безучастно сидел на подоконнике, немигающим взглядом уставившись в окно за которым разбушевалась настоящая летняя гроза.
Древний каким-то механическим движением повернул к нему голову и скользнул странно светлыми глазами по лицу мальчишки. Гарри даже испугался. Такого друга он еще ни разу не видел и не понимал, что с тем творится.
- Эрел, - снова позвал его мальчик стараясь вывести из странного забытьи, – что с тобой, поговори со мной. Пожалуйста.
Эльф еще несколько секунд невидяще смотрел на него, а затем будто кто-то переключил выключатель и глаза вновь приобрели свою привычный теплый темно-зеленый оттенок а по лицу расползлась еле видимая но все же улыбка.
- Напугал?
- Да, - Гарри хоть и понимал, что уже не маленький ребенок, но сейчас ему было на это наплевать и хотелось разреветься и прижавшись к теплому боку спрятаться у Стража на груди от всех невзгод и страхов. Что он и поспешил сделать.
- Прости малыш, - Эрел обнял мальчика, привычным движением взлохмачивая волосы, - я не хотел.
- Что это было? – немного успокоившись и найдя в себе силы отодвинуться от полупрозрачной фигуры, спросил юный волшебник.
- Ничего, просто я подумал, что ты мог жить по другому. Не с этими дрянными маглами а совсем в другом месте.
- Что ты имеешь в иду? - Поттер не совсем понял о чем толкует наставник. - Как это в другом месте.
- Серис, - грустно улыбнулся эльф, – после смерти твоих родителей Сириус Блек становился твоим опекуном. И ты должен был жить у него. А вместо этого его на двенадцать лет заперли в Азкабане. И сделал это не кто-нибудь, а Альбус.
- Но… как такое возможно.
- Все просто, он прекрасно знал, кто тебе лорд Блек и одного его слова было бы достаточно чтобы расследование провели более тщательнее. Да что там говорить. Его вообще не было, схватили, быстрый суд и вот уже твой единственный магический опекун устранен, – темные глаза духа снова стали светлеть, и теперь Гарри понял, что виной этому злость поднимающаяся в душе полупрозрачного мужчины. Злость на директора, злость за него, Гарри.
- Ничего, - он вновь прижался к дорогому для него существу, – это уже не важно, теперь у меня есть ты. Теперь мне никто не страшен.
Дальше время летело незаметно, конечно на собственный день рождения подростку пришлось запереться в номере. Чтобы никто их желающих не попытался поздравить знаменитого именинника лично. Хвала Мерлину, бармен Том пошел ему на встречу и зачаровал дверь его номера так, что никто не мог ее увидеть.
Но несмотря на мелкие неудобства этот день для юного волшебника стал запоминающимся и самым особенным. В этот день Гарри отметил свое первое совершеннолетие. Как самый настоящий эльф. И хотя Эрел говорил что его кровь еще не до конца проснулась, уже одного того что он его видит достаточно чтобы смело отмечать этот особый, для каждого эльфа, день. И не важно, что чистокровные становятся взрослыми лишь на сто тридцатый день рождения. Они решили, что тринадцать тоже вполне подойдет. Тем более что раньше среди волшебников это был это был «возраст согласия».
Именно в этот день каждый эльф получает своего «покровителя». Когда Поттер спросил, что это значит. Страж только усмехнулся и под удивленным взглядом подопечного принялся снимать обувь. А уж восхищение засветившееся в глазах цвета авады когда подросток увидел веточку растения, казавшуюся, на фоне светлой кожи эльфа, настоящей, обвивающую щиколотку и свернувшуюся латинской буквой «С» на подъеме изящной ступни и вовсе вызвало у того веселый смешок. При ближайшем рассмотрении было видно, что растение-покровитель будто вырастает, прорезается сквозь кожу, из еле видимой вены на ноге своего носителя. А тоненькие усики хватаются за нее, пробивая насквозь и удерживая основной стебель на месте.
- Мираэир, - тихо посмеиваясь просветил своего подопечного эльф. – Мой покровитель. В человеческом мире наиболее родственное ему растение – плющ. Они даже внешне похожи. Когда-то его стебли оплетали мое родовое имение.
Кстати он считается одним из самых ядовитых и опасных растений эльфийских лесов.
- Почему, - Гарри оторвался от восхищенного созерцания необычного рисунка на ноге друга.
- Потому что плотоядное. Любое живое существо, даже эльф, попавшее в силки мираэира погибало. Если не от яда, который выделяют вот эти милые листочки, - изящный палец погладил яркий трехгранный листочек. Поттеру на мгновение даже показалось, что от прикосновения тот затрепетал, будто на самом деле живой, - так от удушающих объятий. Основной средой обитания, не считая конечно моего дома, являются кладбища. Мертвое тело любимая почва для роста. Так что у нас он считается вестником смерти, но в тоже время символизирует бессмертие и как, ни странно, верность, постоянство...
- Ну что готов к ритуалу?
- Да, - твердо смотря на Эрела ответил подросток которому сегодня предстояло переступить первую грань взросления.
- Хорошо, тогда поделись телом, я пока все подготовлю, а ты постарайся расслабиться и ни о чем не думать. Просто позволь магии управлять тобой. Поверь, ничего плохого с тобой не случится. Единственное может быть немного неприятно, когда покровитель будет расти.
- Расти?
- Не волнуйся, это не страшно, - успокаивающе улыбнулся эльф, потесняя Гарри из его собственного тела. Следуя совету наставника Поттер устроился на кровати и занялся медитацией по рецепту Стража. То есть отрешиться от всего окружающего, и открыть себя магии постоянно струящейся в окружающем пространстве. Магическому эфиру как называли это явление эльфы. Через какое-то время его, качающегося на волнах маги мягко но настойчиво потянуло куда-то в сторону. Открыв глаза юный волшебник увидел себя стоящем в руническом круге. Только вот руны были что-то слишком уж похожими на эльфийские. Причем письмена явно были древними, предназначенными не для чтения или письма, а именно для ритуалов. Ри говорил, что их письменность подразделяется на два раздела, используемый для ритуалов и других магических манипуляций и для бытового общения. Увидев сложную вязь незнакомых знаков, грифиндорец едва не застонал. Только сейчас он понял, НА ЧТО обрек себя, уговорив Стража научить его своему языку. Этот же садист, как он частенько называл про себя наставника, не знает полумер, если учить, то досконально, до последней закорючки и запятой. Так что учить магическую часть древнейшего языка ему еще предстояло.
- Не отвлекайся, - строгий голос древнего отвлек его от невеселых рассуждений. – Отбрось все посторонние мысли. Откройся миру, дай ему увидеть твою суть.
Следуя за голосом Эрела, Гарри снова закрыл глаза, позволяя ласкающим волнам подхватить свое сознание. А потом пришла боль…

₪ • ₪ • ₪ • ₪ • ₪ • ₪

Взволнованный Эльф следил протеканием ритуала совершеннолетия. Им еще повезло, что малое или первое совершеннолетие проводится только главой рода к которому принадлежит эльф. Иначе могли быть проблемы. Ведь собрание полного круга невозможно. А только так можно провести ритуал полного совершеннолетия, по всем правилам.
Вот тело Сериса окуталось такими знакомыми лентами цвета серебра и яркой, летней зелени, присущими его роду и воспарило над полом. Только у родов Стражей и Князей цвет магической оболочки был неоднородным, и если у Повелителей это было золото и лазурная синь, то у них серебро и зелень. Не зря же Салазар даже не зная этого, выбрал эти цвета своими. Широкие ленты все плотнее оплетали тело, теперь уже точно, подростка, заключая его в непроницаемый снаружи кокон. Эрел знал, что сейчас родовая магия, проснувшаяся в Гарри, будет изучать своего носителя, а потом уже будет выбор. И это было самым трудным, так как покровитель на самом деле растет из тела своего носителя, а вот это больно, впрочем для чистокровного эльфа боль была почти неразличимой. А вот как это ощутит полукровка, Страж знать не мог и только надеялся, что процедура не будет уж слишком болезненной. Постепенно свободные нити над головой Поттера начали образовывать силуэт какого-то растения. Вполне себе такого узнаваемого растения.
Древний даже не заметил, как по его полупрозрачному лицу заструились слезы. Над неподвижно застывшей фигурой юного гриффиндорца расцветала знакомая веточка мираэира. Только у близких не только кровно, но и духовно мог быть один и тот же покровитель. Но вместе с радостью пришло и беспокойство. Рост ядовитого плюща был очень болезненным даже для него, а что уж говорить про Гарри…

₪ • ₪ • ₪ • ₪ • ₪ • ₪

Открывать глаза не получалось, казалось веки налились свинцом и стали неподъемными. А все тело ломило, будто он упал с метлы во время квидичной тренировки.
- Тихо, тихо, - на лоб легла знакомая теплая ладонь, - не спеши, тебе пока еще рано подниматься.
- Что случилось? - прохрипел Гарри, горло болело а голос был сиплым. Создавалось впечатление, что он сорвал его от долгого и громкого крика.
- Ты случился, - по голосу было слышно, что эльф улыбнулся, - ходячее недоразумение ты мое.
- Что-то пошло не так? - прохрипел Гарри.
- Было больно? – спросил Эрел, Поттер только винул, от попыток говорить горло разболелось еще больше. – Хотя чего я спрашиваю. По твоему голосу и так слышно что да. Прости меня Серис, это я виноват.
Подросток только выгнул бровь, даже не пытаясь говорить, веки все также не хотели подниматься.
- Да, я даже не подумал, что наша с тобой связь может повлиять на выбор, – раскаяние хорошо слышалось в красивом голосе древнего. Ответом ему была вторая бровь присоединившаяся к сестре, теперь лицо подростка выражало удивление и любопытство. Что же там такого случилось?
- Твоим покровителем стал мираэир, тоже растение что и у меня. А оно прорастает очень болезненно даже для чистокровного эльфа. – начал объяснение Страж, но Гарри все равно не понимал как Ри мог повлиять на выбор магии и что в этом плохого, ну подумаешь было немного больно. Он только обрадовался, что появилась еще одна ниточка связывающая их. Но видимо блондин был другого мнения. – Понимаешь, раньше такого никогда не было, чтобы с малолетним эльфом была установлена постоянная ментальная связь. С Салазаром не считается, когда мы познакомились он уже был взрослым. Так вот я думаю что эта связь повлияла на выбор. И к сожалению ничего уже не изменить.
- Я не хочу ничего менять, - прохрипел Поттер с трудом но все же разлепив веки. – Я рад что у нас общий покровитель, разве это не доказывает что мы родные.
- Нет, не совсем, - у стража отлегло от сердца, не смотря на все то, что он знал об этом темноволосом потомке своего дяди он все же боялся, что тот расстроится таким выбором. - Общий покровитель доказывает что мы близкие не только по крови, но и духовно.
- Это хорошо, - улыбнулся грифиндорец и позволил себе погрузиться в сон.
Эрел улыбнулся, смотря на заснувшего подростка. Потом им предстоит длинный разговор, на тему, как влияет покровитель на своего носителя и что это даст им в будущем. А сейчас ему надо подумать, ведь не могла же одна только их связь стать ключевой в этом странном выборе магии.

₪ • ₪ • ₪ • ₪ • ₪ • ₪

Планируемый разговор состоялся только через два дня, когда юный эльф окончательно пришел в себя и налюбовался на уютно устроившийся внизу живота стебель мираэира. Конечно он сначала жутко краснел когда увидел где вырос его покровитель, но потом даже обрадовался. Никто не заметит, даже если иллюзия случайно слетит. К слову ее они повесили еще в конце первого года, когда Страж настоял что уважающий себя эльф растит волосы с самого детства. Сейчас они уже достигали лопаток. А Эрел наконец выстроил стройную теория, как и почему магия сделала такой выбор…
- Значит ты считаешь, что на выбор повлияла не только наша связь, но и мое прошлогоднее «большое приключение», – удивленно смотря на наставника переспросил Мальчик-который-выжил.
- Да, - кивнул блондин, - одной из самых главных особенностей которыми наделяет своего носителя мираэир, это полная нечувствительность к ядам. А так как в твоей крови уже смешались яд Эриссе и слезы Фоукса, то у тебя уже был этот дар. Это вполне могло повлиять. Да еще и наша связь, постоянный контакт, мое воспитание постепенно изменяет твое сознание. Лепя из него совершено новое. Готов поспорить, что проходи сейчас ты распределение то Шляпа бы без разговоров отправила тебя в дом Сазара.
- То есть я стал больше походить на чистокровного аристократа, - улыбнулся своим мыслям грифиндорец.
- Так точно, - немного насторожено ответил Эрел.
- Ну и ладно, - солнечная улыбка расцвела на загорелом лице Героя, - я же наследник аж двух основателей. Придется соответствовать.

₪ • ₪ • ₪ • ₪ • ₪ • ₪

Дальнейшее пребывание на Диагон Аллее произошло без происшествий. Пара целыми днями гуляла по магической улочке. А вечерами Страж рассказывал все что знал о временах когда в Хогвартсе учились его родители. Гарри узнал о лучших друзьях Джеймса Поттера - Сириусе Блеке и Ремусе Люпине, Бродяге и Лунатике. Не зарегистрированном анимаге и мальчике-оборотне. Тогда же Поттер выпытал у наставника кого он заподозрил в предательстве. Оказалось - Эрел считал, что единственный кто мог это сделать и был достаточно близок к его родителям был Хвост – Питер Петтигрю, такой же как отец анимаг, только обращающийся в крысу.
Потом были Уизли и Грейнджер, приехавшие за покупками. И юному гриффиндорцу пришлось вновь одевать маску наивного мальчика и радушно улыбаться «друзьям». Впрочем, уже на вокзале, когда он увидел Невилла и Луну улыбка из искусственной превратилась в настоящую.
Устроившись в единственном более-менее пустом купе, где дремал незнакомый никому, даже призрачному эльфу, мужчина. Школьники «дружной» компанией двинулись в сторону Хогвартса, не подозревая что приключения найдут их уже по дороге.

₪ • ₪ • ₪ • ₪ • ₪ • ₪

*На пороге их купе высилась до потолка фигура в рясе. Лицо полностью скрывалось под капюшоном. Глаза Гарри испуганно метнулись ниже, и то, что он увидел, заставило его похолодеть от ужаса. Из-под рясы высовывалась рука, сероватого цвета, покрытая чем-то склизким и поблескивающая, при этом вся в струпьях, похожая на нечто мёртвое, разложившееся в воде… Но руку было видно лишь долю секунды. Существо в капюшоне словно почувствовало взгляд подростка, и рука быстро исчезла в складках одеяния. Затем это создание магии под капюшоном, кто бы оно ни было, медленно, судорожно, свистяще втянуло в себя воздух, так, будто пыталось всосать в себя нечто большее, чем воздух из окружающего пространства.
Всех обдало ледяным холодом. У Поттера перехватило дыхание. Холод проник не только к телу. Он был внутри, в груди, в самом сердце… Глаза закатились. Он больше не мог видеть. Он тонул в ледяном мраке. В ушах стоял шум, как будто на большой глубине. Его утаскивало куда-то вниз, грохот всё нарастал… И тогда, неизвестно откуда, издалека, он услышал крики, ужасающие, испуганные мольбы. Очень хотелось прийти на помощь тому, кто кричал, гриффиндорец попытался пошевелить руками, но не мог… густой белый туман окружал его, клубился внутри него…*

₪ • ₪ • ₪ • ₪ • ₪ • ₪

Очнулся Гарри сидящим на полу купе. А над ним возвышался тот самый незнакомый мужчина и протягивал ему кусочек шоколада. Маячивший за спиной незнакомца бледный Эрел только согласно закивал головой ясно указывая чтобы он взял предложенное.
«Ремус Люпин» - прошелестел в голове знакомый голос Стража а темные глаза указали на незнакомого мужчину, - «он тоже едет в Хогвартс, явно будет что-то преподавать. Нам повезло, он отогнал эту гадость. Ненавижу их».
*- А что это было? - спросил он скорее у наставника, чем у Люпина.
- Дементор, - ответил Люпин, раздавая шоколад всем остальным. – Страж Азкабана, - все уставились на него. Мужчина скомкал обёртку и сунул в карман.
- Ешьте, - повторил он. - Это помогает. Извините, мне нужно переговорить с машинистом… - Он прошёл мимо Гарри и исчез в коридоре.
- Ты уверен, что с тобой всё хорошо? - Гермиона как всегда встревоженно глядела на Гарри.
- Ничего не понимаю… Что всё-таки случилось?- спросил Гарри, снова утирая пот со лба.
- Ну… это… это существо, дементор, стояло на пороге и смотрело по сторонам (то есть, я так думаю, что оно смотрело, лица не было видно) а ты, ты…
- Я думал, у тебя припадок или что-то в этом духе,- вмешался Рон. Он всё ещё смотрел испуганно. Ты весь окостенел, упал с сидения и начал извиваться…
- А, мистер Люпин перешагнул через тебя, подошёл к дементору, вытащил палочку, - продолжила Гермиона, и сказал: «Никто из нас не прячет под одеждой Сириуса Блэка. Уходите». Но это существо даже не пошевелилось. Тогда профессор Люпин что-то пробормотал, из его палочки выстрелила какая-то серебристая штука, и тогда дементор развернулся, скользнул и исчез…
- Это было ужасно, - сказал Невилл, более высоким голосом, чем обычно и с искренним сочувствием смотря на друга, - вы почувствовали, как холодно стало, когда эта гадость вошла в дверь
- Я почувствовал себя странно, - передёрнулся Уизли. - Как будто я никогда больше не смогу радоваться…
Сжавшаяся в уголке Джинни выглядела практически так же плохо, как Гарри себя чувствовал. Она всхлипнула; Грейнджер подошла и обняла её.
- Но ведь никто больше не свалился с сидения? - неловко спросил Поттер.
- Нет, - согласился Рон и поглядывая на Гарри.
Младшая Уизли, правда, тряслась как сумасшедшая… Юный волшебник ничего не понимал. Он очень ослабел, тело мелко дрожало, точно он выздоравливал после сильного гриппа. Вернулся профессор Люпин. Он замер на пороге, обвел присутствующих взглядом и сказал с еле заметной улыбкой:
- Между прочим, шоколад не отравленный…
Гарри откусил кусочек и, к своему удивлению, почувствовал, как тепло разливается по телу до самых кончиков пальцев.
- Мы прибудем на платформу через десять минут,- сказал профессор Люпин. - Ты как, Гарри? В порядке? - Гарри не стал спрашивать, откуда оборотень знает его имя и Эрел летом просветил.
- Нормально, - пробормотал он, смущённый. Оставшееся время они почти не разговаривали. Наконец, поезд остановился у платформы «Хогсмид», и у дверей образовалась давка, все торопились выйти; совы ухали, кошки мяукали, ручная жаба Невилла громко квакала у него под шляпой. На крошечной платформе было очень холодно; с неба свисали усеянные льдинками простыни дождя.*
Уже после распределения и привественного пира, где Дамблдор сделал объявление что стражи Азкабана будут дежурить поблизости и представим всем нового преподавателя по ЗОТИ – Ремуса Люпина. Поттер еле дождался отбоя чтобы привычно накинуть мантию и отправиться в Бибилиотеку Основателей. Ему многое стоило узнать у наставника.

₪ • ₪ • ₪ • ₪ • ₪ • ₪

- Что это было? – уютно устроившись в любимом кресле дал волю любопытству Поттер.
- Дементоры, стражи Азкабана, они создания магии. И питаются добрыми светлыми чувствами. Вытягивая их из глубины души своей жертвы. А взамен остаются только самые плохие и грустные. – на удивление честно и не придумывая никаких отговорок ответил древний. – Их создал тот самый Темный Лорд который когда-то лишил эту школу ее основателя.
- Ты имеешь в виду, тот самый маг с которым сражался Салазар? – удивился подросток.
- Именно, - это было что-то новое. Неизведанное. Даже мне неизвестное и вся моя память не могла подсказать как сражаться с ними. Именно поэтому и погиб Салазар. Одна из этих тварей просто выпила его душу, – на миг зеленые глаза ярко сверкнули и погасли показывая что старая рана еще болит.- Потом уже другие маги нашли способы борьбы. Это высшее светлое заклинание. Оно называется Патронус. Думаю, тебе с такой гиперчувствительностью следует как можно быстрее выучить его.
- Ты поможешь?
- Конечно, - кивнул Страж, - я же не хочу тебя потерять, а из произошедшего в поезде можно сделать вывод, что ты заинтересовал этих тварей и они воспользуются любой возможностью поживиться тобой.
- Это будет интересный год, - фыркнул Мальчик-который-выжил, - теперь придется отбиваться не только от слежки Директора, Грейнджер и Уизли, нападок Снейпа и слизеринцев, влюбленной Джиневры, но еще и от этой пакости. За что мне такая жизнь?
- Судьба у тебя такая, - улыбнулся древний смотря на темноволосого подростка в притворном ужасе заламывающего руки, – ничего у тебя есть я, Невилл и Луна, как-нибудь справимся. Ты главное не сильно выделяйся, не хватало еще, чтобы Альбус из пассивного наблюдения перешел к активному устранению.
- А что он может? - тут же прекратил спектакль юноша.
- А ты думаешь, нет? - фыркнул эльф, - Ему нужна послушная марионетка, а не здравый думающий маг.
- Да уж, - поежился от холодка пробежавшегося по позвоночнику Герой магического мира, – пойду ка я лучше спать.
- Давай, - кивнул мужчина, - я еще посижу, нужно еще обдумать твой учебный план. Ответом ему был горестный стон ученика.

@темы: Стражи Шепчущего Леса