Лохмастый Неопознатень
Что мое - то мое, а что ваше - это мы еще обсудим.....
Часть 1, глава 2

В Хогвартсе, как назвали четверо друзей школу, которую собирались открыть для детей волшебников, трое основателей школы восторженно заахали над удивительной красотой статуи, точностью детализации и мастерством скульптора. На что стоящий рядом с магами эльф только насмешливо фыркал и смешил своими смешными рожицами, единственного кто его мог видеть. Салазар же всеми силами сдерживал рвущийся наружу смех. Однако уже через несколько минут не выдержал и истерично смеясь, сполз на пол с кресла, в котором сидел. Пришлось объяснять. Не поверили. Страж обиделся и решил доказать собственное существование.
- Салазар, - проникновенно начал Эрелдин, недовольно смотря на скептично улыбающуюся троицу, - можно я поговорю с ними. - Слизерин вопросительно приподнял бровь. – У нас с тобой одна кровь, иначе ты не смог бы меня видеть, – темная бровь поползла еще выше, а с губ сорвался удивленный возглас.
- Потом я тебе все объясню. А сейчас, дай мне сними поговорить.
- Как? – не сдержавшись, вслух спросил волшебник.
- Просто расслабься, - ухмыльнулся Саенае, без предупреждения приблизился к мужчине ныряя куда-то сквозь него, по крайней мере, Салазар так вначале подумал, но, увидев собственную фигуру со стороны понял, что не сквозь, а в него. Душа древнего эльфа временно заняла его тело, потеснив его собственную. Волшебник наблюдал как его длинные темные волосы стремительно белеют, приобретая серебристо-белый оттенок свойственный временному жильцу, а по светлой коже расползается рисунок Плети. Друзья тоже заметили такие разительные изменения и, стремительно выхватив палочки, направили их на его тело с душой эльфа внутри. Насмешливо улыбнувшись, Эрелдин поклонился и слегка изменившимся голосом заговорил.
- Господа, - Страж прокашлялся, - прошу вас, опустите ваше оружие, клянусь, я не причиню вреда ни вам, ни вашему другу. Просто кроме Салазара меня никто из вас не видит и это единственный повод поговорить с вами без посредников.
- Что вы сделали с Сазаром? - немного дрожащим голосом спросила Ровена. Но все же опустила палочку, Годрик и Хельга последовали ее примеру.
- О, - эльф улыбнулся, - он вон там, - изящная рука мага указала на основателя, висевшего над полом в нескольких метрах от них. – Я не могу надолго занять его тело, так что все будет в порядке, только небольшая слабость. Вы не верили ему, вот я и попросил у него разрешения поговорить в сами. Лично. Впоследствии мой потомок сможет быть чем-то вроде посредника, если конечно захочет. Эта статуя, что вы забрали из библиотеки, на самом деле мое тело, только под воздействием определенного ритуала. Подробнее вам расскажет ваш друг. А я привязан к нему и не могу отходить дальше, чем на пару лиг. Так что теперь я поселюсь у вас в замке, если вы конечно не против, – зеленые глаза мага и эльфа вопросительно уставились на троицу магов.
Переглянувшись, те улыбнулись и согласно кивнули. Как еще они смогут пообщаться с настоящим эльфом. Удовлетворенно кивнув, Саенае покинул тело основателя.


- Только вы нам расскажете о себе и своем народе? - попросила любопытная Ровена. Уже призрачный Страж согласно кивнул. Что немного пошатывающийся от усталости мужчина перевел своим друзьям, не имеющим возможности видеть ответ духа. Четверо людей-магов и один эльф-дух подолгу разговаривали вечерами устраиваясь возле камина. И если на этих посиделках глава светлого Дома рассказывал об эльфийском народе, о жизни, легендах, сказках религии, магии, той, которую могли освоить человеческие маги, то личных разговорах с Салазаром эльф рассказывал более личные вещи, то о чем другим знать нежелательно. Он объяснил, почему он может видеть его а другие нет. Оказалось, что Разделенную душу могут видеть только старшие Стражи и члены княжеской семьи. И если отличительной чертой князей являются глаза глубокого синего цвета, то Светлые Стражи всегда зеленоглазы, только яркость цвета варьируется от темного к светлому. А Салазар Слизерин был зеленоглазым. Эрелдин помнил, что незадолго до последней войны младший брат его отца покинул селение. Видимо он встретил человеческую женщину и дал начало роду, в жилах которого течет эльфийская кровь. Слизерин после такого откровения отходил почти неделю. Связь с появившимся таким образом родственником укреплялась еще и тем, что они постоянно находились рядом. Даже когда тот спал. Примерно через год, эльф смог появиться во снах основателя. Тогда-то он и открыл ему личное имя – Руари, - звездный странник. Имя, которое знают только близкие члены семьи вроде отца матери или братьев с сестрами и больше никто. Во снах же Страж делился собственными знаниями, доставшимися как от светлых, так и от темных. Обучал его всему, что познал сам. Зелья, которые особенно нравились Селазару, заклинания, даже рукопашный бой и фехтование, приговаривая, что каждый уважающий себя эльф обязан уметь обращаться с оружием. А каждый уважающий себя Страж может использовать собственное тело как смертоносное оружие, даже если в его руках простая соломинка. Причем самое необычное было то, что знания, полученные в этих странных снах, с легкостью вспоминались и применялись наяву. Именно в этих снах Салазар понял, что за маской бестолкового улыбчивого разгильдяя, скрывается безжалостный воин, сильный маг и мудрый наставник. Понял, как он еще сравнительно молодой эльф, смог стать главой Дома после внезапной смерти родителей.
Школа процветала, Салазар и другие основатели стали известными магами, Эрил, как называли теперь своего невидимого друга, четверо магов, помогал им во всем, попутно изучая новый мир. А его статуя украшала личную библиотеку основателей, вновь сидя на широком каменном подоконнике. Призрачному эльфу нравилось проводить время рядом со школьниками. Однако он все чаще сидел рядом с телом и задумчиво смотрел на темную гладь вод Черного озера. Заинтересовавшиеся его состоянием основатели все же добились ответа. Страж постоянно думал, как отменяющий ритуал подогнать под силу друзей. Он чувствовал, что вместе они были достаточно сильны, чтобы провести его. Но древняя магия эльфов, ей мог пользоваться в чистом виде столько Слизерин. В следующие года основным занятием четверки великих было исследование магии ритуала и приспособление ее для людей волшебников. В их личной библиотеке даже появился отдельный стеллаж, на котором было выведено его имя. Там были расположены все работы на эту тему. И вот, кажется, они добились своего, как в Магическом мире разразилась война.

- Появление очередного Темного Лорда унесло много жизней, и одной из них была жизнь Салазара Слизерина. Вот так малыш, я могу с уверенностью сказать, что в вашей истории пишут полную чушь, - на широком каменном подоконнике сидели двое. Полупрозрачный парень со светлыми волосами и заостренными ушами и худенький мальчишка с черными лохматыми волосами и яркими зелеными глазами. На полу серебристой лужицей валялась мантия-неведимка в которой сюда пришел мальчик.
- А освободить тебя теперь нельзя? – казалось, что это самый важный вопрос который сейчас интересует парня.
- Гарри, хоть Салазар с друзьями и смогли преобразовать наш ритуал возвращения под вашу магию. Для того чтобы его провести нужны все четверо. Одному магу не хватит сил. Даже такому сильному как ваш директор, - опередил он вопрос мальчика. - Тем более важна не только магическая сила, но и кровь основателей.
Мальчик опустил взгляд на свои сцепленные руки, темные брови сошлись на переносице. Казалось, он что-то напряженно обдумывает. Через несколько минут тягостного молчания зеленоглазый маг искоса взглянув на своего необычного друга увидел, что тот откинувшись на тонкое стекло окна поднял голову и рассматривает тонкие трещинки на потолке. Глубоко вздохнув Поттер заговорил.
- Мне говорили, что я наследник Гриффиндора, и если мы найдем остальных я попробую уговорить их помочь тебе, - в зеленых глазах горело убеждение в собственной правоте. Он не мог позволить чтобы этот улыбчивый парень мучился еще неизвестно сколько лет и всем сердцем желал помочь ему обрести свободу. Светловолосый эльф улыбнулся и посмотрел своими мудрыми глазами на мальчика. Изящная рука зарылась в темные волосы взлохмачивая их.
- Вижу, ты все для себя уже решил, - мальчик кивнул, - тогда не буду тебе мешать. Хотя я теперь могу поговорить с тобой и мне не так одиноко в замке полном людей, – губы растянулись в улыбке.
- Я тебя не оставлю, - уверенно смотря на друга проговорил маленький волшебник.
- Да-да, давай, одевай свою мантию, я тебя провожу в башню, а то сюда кто-то идет.
Гарри быстро соскочил с подоконника и растворился в темноте. Но это не было преградой для души чувствующей родную кровь.
- Следуй за мной, - сказал Эрелдин и двинулся в другую сторону от входа. За время жизни в замке Страж изучил все потайные двери и переходы в древнем строении и сейчас вел гриффиндорца по одному из них, позволяя ему разминуться с бродящими по ночным коридорам дежурными преподавателями. В гостиной факультета, куда они вышли пройдя через очередную потайную дверь, Гарри стянул немного пыльную мантию и оглушительно чихнул. Эрел ответил ему тихим смешком, хоть его мог слышать только один из людей живущих тут.
- Иди, ложись, - он мягко подтолкнул мальчика к лестнице в спальню. Поттер обернулся и вопросительно посмотрел на друга.
- Ты останешься со мной? Пожалуйста, - тихо попросил он. Мужчина удивленно посмотрел на зеленоглазого волшебника. Гарри никогда за те несколько месяцев их странной дружбы не просил его о таком, обычно от просто провожал его до спальни и только после того как мальчик засыпал, пробирался к нему. Мягко улыбнувшись, призрак первым двинулся в спальную первокурсников. Уже засыпая мальчик почувствовал как теплая рука погладила его по голове а тихий голос прошептал: «Спи спокойно Серис, я всегда буду рядом»

@темы: Стражи Шепчущего Леса